Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Книги

Русское родноверие: язычество и национализм в современной России» (М.: Издательство ББИ, 2012. — 302 с.)

Российское настоящее

Владимир Рыжков

На протяжении более чем 20 лет послесоветской политической жизни русский национализм прозябал на глубокой периферии. Ни федерального уровня лидеров, ни сильных организаций, ни программы. На первом плане российской политики всегда была борьба коммунистов, либералов, «партии власти», олигархов и региональных элит. Такие рупоры «русской идеи», как ЛДПР В. Жириновского, «Родина» Д. Рогозина, скорее удачно «утилизировали» и «разминировали» русский этнический национализм, чем усиливали и организовывали его. Периферийным был и остается таковым и национализм многочисленных российских народов. Однако резкий подъем ксенофобии и национализма среди русского большинства России в последние два-три года заставляет присмотреться к русскому национализму повнимательнее. Какие идеи, ценности он несет? Во что верят люди, выходящие каждую осень на все более многочисленные «Русские марши»?

В своей книге «Русское родноверие: язычество и национализм в современной России» известный этнолог, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Виктор Шнирельман подробно анализирует феномен русского неоязычества — значительной составной части современного русского этнического национализма, одно из наиболее радикальных его направлений.

Корни сконструированного современным человеком неоязычества лежат в эпохе романтизма XIX века, отринувшей рациональность Просвещения и провозгласившей приоритет традиции и культуры. Язычники «предлагают вернуться к природе и сельской идиллии, к простой и здоровой жизни, что якобы способно моментально вылечить язвы современного общества».

Современные российские неоязычники сами делятся на множество направлений, организаций и групп. Среди них — общины славянских язычников с культом воина, обучающие славянским боевым искусствам. Или другие — создающие эклектическую религию, включая кельтское и индуистское наследие. Или условно экологические общины, главное для которых — опрощение и сближение с природой, очищение души и оздоровление.

Все эти многочисленные группы также можно разделить на национал-патриотов, природно-экологические и этнографическо-игровые группы. Одни из них слабо политизированы и отдают предпочтение фольклору и играм. Другие, напротив, — предельно политизированные «национал-патриоты». Движение носит крайне раздробленный характер, у него нет сколько-нибудь единой идеологии и организации и даже мало-мальской координации.

Для всех них характерно оперирование «изобретенным прошлым». Представления о древней славянской Руси, которая ставится идеалом, носят вымышленный, антинаучный, порой чисто фантастический характер.

Не случайно жанр фантастики и фэнтези является одним из основных способов распространения и пропаганды неоязыческих идей. В последние годы такая литература набирает все большую популярность и выходит все большими тиражами. Одним из источников родноверческих «теорий» и вдохновения является «В(е)лесова книга», признанная специалистами сфабрикованной грубой подделкой якобы «древнеславянского текста». Среди пропагандистов неоязычества такие писатели прошлого и настоящего, как П.Л. Проскурин, Д.А. Жуков, С.Т. Алексеев, Ю.В. Сергеев, В.В. Головачев, В. И. Щербаков и пр. Их романы наполнены всем набором эзотерических, исторических мифов о «северной прародине», «ведических пророчествах», мифической северной Гиперборее, Аркаиме как великой крепости «северных переселенцев», арийских корнях цивилизаций, русских витязях, прозрениях Рериха и Блаватской и пр.

Для неоязычников их неоязычество тождественно этнонационализму (в данном случае — русскому). Это же характерно для неоязычников в европейских странах. Вот одно из приводимых автором самоопределений современных российских родноверов. Родноверы — это те, кто:

— генетически принадлежат к славянскому роду (суперэтносу),

— чтят традиционный славянский обычай,

— считают Родовое мировоззрение основным,

— славят исконных славянских богов (славянский политеизм).

При всем разнообразии течений и общин «все они озабочены возвращением к исконной дохристианской системе миросозерцания». Там они ищут и находят героические мифы и сказочные страны — «древнюю Гиперборею» мифического «золотого века».

Многие неоязычники крайне враждебно настроены к христианству в целом и православию в частности. В основе этой ненависти лежит не только то, что тысячу лет назад христианство вытеснило, заместило и разгромило древнеславянское многобожие, но и то, что христианство с его универсальностью и антропоцентризмом в корне противоречит расовой и родо-племенной замкнутости неоязычников и их апеллированию к расе, народу, роду и племени, но не к отдельной личности. Также очевидны антисемитские корни этой ненависти — многие родноверы верят в то, что христианство — ядовитая религия, якобы специально придуманная евреями, чтобы поработить весь мир. Христианство прямо обвиняется в злостных преступлениях против человеческого рода, особенно против русских. В то же время некоторые течения пытаются, дабы не отталкивать «национал-патриотов» с акцентом на православные ценности и традиции, совместить язычество и христианство, утверждая, что иудаизм, христианство, ислам вобрали в себя многое от зороастризма (языческой «общеарийской религии»), что их роднит между собой.

Все «теории» неоязычников построены на сугубо антинаучной, фантастической основе, и поэтому специалистами всерьез не обсуждаются. Например, навязчивое причисление славян к «арийцам» или идея «вечного противостояния ариев и евреев». Радикальный антисемитизм — важная составляющая российского неоязычества. В частности, В. Емельянов, автор «классической» книги «Десионизация» (1979), описывает евреев как «профессиональных древних преступников, которые сложились в определенную расу». Вся мировая история — борьба патриотов — националистов (арийцев) и «талмудических сионистов». Активно неоязычниками эксплуатируются старый миф о «жидомасонском заговоре», «протоколы сионских мудрецов» и т.п.

С середины 1990-х годов политизированные неоязычники разделились на два основных направления—национал-демократов и национал-социалистов. Первые хотят строить русское национальное государство, остановив «вторжение южан во все сферы общественной жизни». Многие из них используют в качестве символа трехпалую свастику. Один из лидеров ,А. Севастьянов, приветствует национальные конфликты как сплачивающие русскую нацию и потому поддержал чеченскую войну. Национал-социалисты мечтают о «радикальной русской революции» и возрождении русского народа на основе национал-социализма. Они призывают разрушить современный капитализм и вернуться в «священное общество Средневековья». С лозунгом «Вера, Нация, Империя» они охотно используют портреты Гитлера и нацистскую свастику. Среди всех направлений неоязычества в последние годы растет популярность «белого (нордического) национализма», то есть расизма.

За постсоветские годы неоязыческое движение породило множество организаций, которые неоднократно создавались, распускались, объединялись, расходились и переименовывались. Часть была запрещена властями, часть лидеров оказалась за решеткой за акты насилия или пропаганду расовой ненависти. Среди известных организаций можно назвать Национально-республиканскую партию Н. Лысенко, «Русское освободительное движение» (РОД), РНЕ А. Баркашова, группу «Мертвая вода» (авторы Концепции общественной безопасности России (КОБР), «Языческую русскую общину» и др.

В наши дни неоязычники делятся на тех, кто живет в сельской местности и исполняет там свои обряды, и на городскую интеллигенцию, которая время от времени собирается вместе для совместных языческих ритуалов. И идеологизированных городских язычников, которые в наибольшей степени вовлечены в общественную и политическую жизнь.

Само по себе количество этих групп и входящих в них людей невелико. Однако проблема заключается в том, что год за годом их фантастические расовые и религиозные теории, в том числе замешанные на ксенофобии, радикальном этническом национализме, юдофобии и христианофобии, все больше проникают в массовую культуру и массовые представления, в том числе через фантастическую и псевдоисторическую беллетристику и массовые СМИ. В этом смысле родноверы поставляют идеологию для гораздо более широкого националистического движения в России, а также все чаще от идеологии они переходят к уличному насилию.

На «Русских маршах» неоязычники идут с лозунгами «Слава Роду, смерть уроду!» и «Вся власть славянам!». Языческие мотивы, лозунги и нацистская символика получили широкое распространение среди российских скинхедов. Среди организаторов нападений на «неславян», взрывов и поджогов, избиений и убийств на расовой почве в последние годы немало тех, кто придерживается языческой веры. В том числе неонацисты неоязычники неоднократно нападали на православные храмы, например в 2004 году в Орле на церковь Смоленской иконы Божьей Матери. Они подожгли алтарь, оставив на стене надпись «Иудейский бог уйдет, во славу богам» и изображение нацистской свастики. Осужденные убийцы адвоката С. Маркелова и журналистки А. Бабуровой Н. Тихонов и Е. Хасис также были связаны с родноверами. Большую роль в пропаганде радикальных неоязыческих идей и организации радикальных групп играют социальные сети и многочисленные информационные ресурсы соответствующей направленности.

Лозунг «Россия для русских» с энтузиазмом поддерживается многими российскими неоязычниками, как и огромной частью населения страны. Они выступают за социальную справедливость, но для «русского народа», за особые привилегии для «русских» и даже за «русскую власть». Народ для них социобиологический организм, а не политическое сообщество, что предопределяет их расистские представления. Идеология и религия жестко связываются с биологией («этническая религия»).

Рост ксенофобии и национализма в стране создает все более благоприятные условия для распространения радикальных неоязыческих идей, теорий и мифов, что исключительно опасно для стабильности и целостности такой сложной многонациональной страны, как Россия.

Ценность исследования Виктора Шнирельмана состоит в подробном, глубоком и профессиональном разборе источников, предпосылок, идейных основ, движущих сил и организации неоязыческого движения России, пока что малоизвестных за пределами узкого круга специалистов.

comments powered by Disqus

Из последнего