Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Дневник

Модернизация, как проект

 / 15 Июл.
 

Минувшие 15 лет стали временем критической рефлексии по поводу программ международного развития, адресованных Западом странам третьего мира и реализованных на протяжении всего послевоенного времени. Не исключено, что противостояние между западными и советскими программами развития было более существенным для будущего, чем титульный для Холодной войны конфликт между коммунистической и либеральной идеологиями.

В западных представлениях о модернизации, как проекте, слились и желание политиков Запада противопоставить что-то конкретное советскому проекту, и благонамеренные попытки экономистов и политологов поделиться с миром лучшими практиками развития. Одной из первых работ этой волны была статья Ника Каллатера «Развитие? Это уже история» (Cullather, Nick. Development? It’s History, Diplomatic History, Vol. 24, No. 4). Еще один существенный вклад в дискуссию – книга «Модернизация, как идеология» Майкла Латама (Latham, Michael. Modernization as Ideology: American Social Science and “Nation Building” in the Kennedy Era, 2000) – посвящена истории и анализу модернизации, как элемента внешней политики США в годы Холодной войны.

Латам в своей первой книге убедительно ставит модернизационную теорию в центр общественнонаучной и внешнеполитической повестки дня США начала 1960-х годов. Модернизация была «аналитической моделью, осознанно использовавшейся при оценке различных вариантов политических решений». По его мнению теория модернизации была «созвездием поддерживающих друг друга идей, которые позволяли формулировать политические цели, определяя идеалы, историю и миссию нации». 

Следует отметить книгу Ниса Гилмана «Мандарины будущего» (Gilman, Nils. Mandarins of the Future: Modernization Theory in Cold War America, 2003). Автор обобщает историю доктрины модернизации и ее роль в формировании в американском внешнеполитическом сообществе ощущения глобальной миссии. В частности в книге обсуждается роль Уолта Ростоу и его коллег из MIT в продвижении модернизационной теории как альтернативы коммунистической идеологии в годы президентства Джона Кеннеди и Линдона Джонсона. Вклад Ростоу – книга «Стадии экономического роста: некоммунистический манифест» (Rostow, Walt.The Stages of Economic Growth: A Non-Communist Manifesto, 1960). Ростоу полагал, что экономическая модернизация проходит в пять этапов различной продолжительности: традиционное общество; формирование предпосылок к «взлету»; «взлет»; взросление; массовое потребительское общество. Книга привлекла внимание Джона Кеннеди, который сделал Ростоу своим советником. Впрочем, тезисы Ростоу были подвергнуты критике за универсализацию западной модели развития, которая не могла быть воспроизведена в других культурно-исторических обстоятельствах. 

Взгляд на продвижение модернизационной теории через интернаициональные институты в отношении здравоохранения, содержится в книге Эми Стейплз «Рождение развития» (Staples, Amy. The Birth of Development: How the World Bank, Food and Agriculture Organization, and World Health Organization Changed the World, 1998).

Позже Латам вернулся к теме модернизации, как идеологии и опубликовал книгу «Правильная революция» (The Right Kind of Revolution. Modernization, Development, and U.S. Foreign Policy from the Cold War to the Present, 2011). Латам возвращается к идеологическим истокам осмысления модернизации и развития в мышлении прогрессистов начала ХХ века и политиков эпохи «Нового курса» Франклина Рузвельта. Автор анализирует применение модернизационных рецептов в нескольких странах. В главе, посвященной Индии, Египту и Гане, Латам показывает, как усилия, направленные на помощь развивающимся странам, не помогли перевести на сторону США постколониальных лидеров, которые страстно оберегали свою независимость и часто находили в лице Советского Союза более вдохновляющий пример развития. В главе, посвященной Ирану, Гватемале и Вьетнаму, речь идет об оправданиях, которые США выдвигали, чтобы объяснить поддержку авторитарных режимов. Анализ ситуации 1970-х и 1980-х годов показывает утрату популярности теории модернизации и ее возвращение в новом обличии с особым ударением на роли рынков и свободы движения капитала через государственные границы. 

Существенно отметить, впрочем, что в большинстве описанных случаев модернизационные рецепты не были толком реализованы. Иногда этому мешали лидеры развивающихся постколониальных держав, иногда сам Вашингтон сам менял приоритеты, как во Вьетнаме или Иране. Таким образом, критика обращенная к теории модернизации, особенно в ее ранних формах, вполне может быть обоснованной, оставаясь при этом некорректной. Был ли «некоммунистический манифест» Ростоу применен хоть где-либо в какой-то последовательной форме? И если да, то почему автор не рассказывает об этом и не разбирает результаты эксперимента, задается вопросом рецензент Эрес Манела, исследователь из Гарвардского университета.

Экономисты не раз указывали на Тайвань и Южную Корею, как на примеры, в которых администрируемые государством, некоммунистические программы развития привели к экономическому процветанию и, в конце концов, к демократической трансформации. Латам упоминает эти случаи только, как опровержения неолиберального отказа от ведущей роли государства и справедливо отмечает, что рыночные механизмы не были ключевыми в моменты трансформации этих экономических систем.

Случай Южной Кореи подробнее разбирается в еще одной недавней работе – книге историка из Университета Тафтса Дэвида Экблада «Великая американская миссия» (The Great American Mission: Modernization and the Construction of an American World Order, 2011). Южная Корея в 1950-е годы стала испытательной площадкой для программ технической помощи, которые сначала были известны, как «четвертый пункт» (4-й пункт программы Трумана). «Четвертый пункт» был прямо провозглашен Труманом, как ответ на обвинения «коммунистической пропаганды» в том, что либеральные общества не помогают бедным странам развиваться. В последующие годы программы помощи по "пункту четыре" охватили десятки стран. 

Экблад демонстрирует, как амбициозные программы времен «Нового курса», например, Управление по развитию бассейна реки Теннесси стали символами способности американского либерализма объединить усилия экспертов, ученых, плановиков, гражданского общества и добиться значительной социальной и экономической трансформации. Модернизационные проекты наполнились для американских политиков особым смыслом перед лицом угроз со стороны фашизма и коммунизма. После войны модернизация оставалась способом сдерживания растущего влияния Советского Союза. Экблад демонстрирует, каким образом проекты «национального строительства» с привлечением усилий неправительственного сектора и международных организаций были частью американской стратегии в годы Холодной войны.

Одной из сил, подталкивавших американских политиков, ученых и менеджеров к участию в программах развития на глобальном уровне была конкуренция со стороны систем, у которых – при сегодняшнем взгляде издалека – обнаруживалось немало общего с американским подходом. Склонные к универсализации своего видения идеологи левых и правых убеждений тоже с пиететом относились к высоким технологиям и к трансформации образа жизни, которую они несли тем обществам, где внедрялись. Впрочем, близкая связь модернизационных программ и их авторов с войной во Вьетнаме и другими трагическими событиями 1960-х годов надолго дискредитировали идею модернизации. Она вернулась в новых формах в конце 1980-х – начале 1990-х. 

Важно понимать, что далеко не все в программах развития, модернизации и технической помощи, организованных западными странами во второй половине ХХ века, определялось политическим противостоянием с Советским Союзом. Темы развития и борьбы с бедностью действительно привлекали внимание исследователей и практиков, хотя ограниченность и прямолинейность ранних подходов, характерных, например, для таких одиозных фигур, как Уолт Ростоу, давно ясна специалистам. Интересной задачей для будущих исследователей темы – сравнение западных и советских программ развития для стран "третьего мира". Важнейшая задача для практиков - понять, возможны ли в принципе программы внешней помощи, которые не будут вызывать отторжения и окажут долгосрочное благотворное влияние на развитие.

Иллюстрация: Долгий путь западных обществ от "освоения" заморских колоний к помощи и развитию. Здание Ост-Индской компании в Амстердаме, голландская гравюра XVII века. 

 

comments powered by Disqus